Мой киногелиостигмат

08.03.2018

Пошел слух, что такой объектив есть, конечно, и у Москвина, но он так его засекретил, что уж никак не подобраться.

У меня уже был новый съемочный аппарат с прекрасным набором высокосветосильных объективов, мой киногелиостигмат, он же Цинке-Зоммер, спокойно лежал на полке, и я уже не делал из этого тайны, но все равно при просмотре кусков кое-кто многозначительно говорил: «Ну, конечно, Цинке-Зоммер». В особенности вознеслась его слава, когда я снял павильон «комната Бауэра» (кстати, снимался он совершенно другим объективом). Павильон, правда, небольшой, с очень точной дозировкой света всего семь приборов (трехсотки и пятисотки). Получился он весьма выразительно и стал одним из этапных моментов моей работы в картине. Именно там мне удалось впервые жестко выдержать принцип - на одно место работает только один прибор, но на это мало кто обратил внимание. Зато мирно покоящийся на лаврах оперетты Цинке, именуемый Зоммером, был снова превознесен. Так продолжалось довольно долго, и нас начали терзать угрызения совести. Наконец, Москвин, под хохот Беляева, изрек: «Надоело, пора кончать этот цирк. Вот уж не думал...» Чего он не думал, он так и не уточнил. Собираетесь открывать фирму? Возьмите микрозаймы на открытие бизнеса в компании Микро Капитал Руссия на выгодных условиях.

На ближайшем операторском собрании я, под аккомпанемент ядовитых реплик Москвина и смеха Беляева, достал этот знаменитый объектив и при всех вывинтил кольцо... Реакция была разная, большинство смеялось вместе с нами, но кое-кто просто обиделся.