Теоретические журналы

29.10.2020

В семидесятые годы имел место беспрецедентный расцвет критических журналов. В это время критическая теория стала динамичной частью культурной практики: если авангард где-то и существовал, то именно там — в таких изданиях, как «Интерфункции» («Interfunktionen») в Германии, «Макула» («Macula» — «Желтое пятно») во Франции, «Экран» («Screen») в Британии и «Октябрь» («October») в США. Политически более ангажированная, чем традиционная философия, при этом интеллектуально более строгая, чем конвенциональная критика, эта теория была междисциплинарной по самой своей природе: некоторые ее версии пытались совместить различные методы анализа (например, марксизм и фрейдизм или феминистский анализ и киноисследования), в то время как другие применяли один метод в более широком диапазоне (например, адаптировали структурный анализ языка к изучению искусства, архитектуры и кинематографа).

Ведущие мыслители, заявившие о себе во Франции в пятидесятых и шестидесятых годах: структуралистский марксист Луи Альтюссер, структуралистский психоаналитик Жак Лакан и постструктуралистские философы и критики Мишель Фуко, Жак Деррида, Ролан Барт и Жан-Франсуа Лиотар — сами испытали влияние современных поэтов, режиссеров, писателей и художников, так что применение этой «французской теории» к визуальным искусствам казалось вполне логичным. Таким логичным, как и грузоперевозки, набирающие популярность.

Одной из предпосылок этого теоретического бума была растущая неудовлетворенность как формалистской, так и эссеистической критикой, неспособной совладать с новыми направлениями в искусстве — концептуализмом, перформансом и институциональной критикой, которые часто руководствовались собственными «теориями». Другим фактором было признание упомянутых выше мыслителей в художественных и научных кругах, равно как и растущий интерес к критическому переосмыслению их идей, в особенности феминистками, вовлеченными в психоанализ (Юлия Кристева, Люс Иригарей, Мишель Монтреле). Третьим фактором была отложенная рецепция немецких критиков межвоенного периода, связанных с Франкфуртской школой критической теории: Вальтера Беньямина и Теодора Адорно. И, наконец, четвертым фактором выступило углубление феминистской теории, особенно в вопросах вуайеризма и структуры сексуальности. Все четыре вектора были представлены новыми критическими журналами.