Симптоматический портрет

10.01.2021

Подобная трансформация тела составляет главное достижение искусства Вены этого периода. Оно может показаться консервативным по отношению к другим направлениям модернизма, но.i. спустя тридцать лет нацисты объявят это искусство «дегенеративным». Тело здесь уже не служит классическим идеалам (как в академических штудиях) и не выявляет социальный тип (как в портрете): оно становится шифром психосексуального расстройства. Без непосредственного влияния Фрейда венские художники создали своего рода симптоматический портрет, развивающий экспрессию образов Ван Гога и передающий не столько желания художника, сколько вытесненные желания модели — непрямо, через напряженное и сведенное судорогами тело. Истонченная, порой надломленная у Климта и Шиле, взволнованная, часто процарапанная у Кокошки, линия становится знаком, обнаруживающим глубокий внутренний конфликт.

Оскар Кокошка, также находившийся под влиянием Климта, пошел в развитии симптоматического портрета дальше Шиле и глубже понял его подрывную силу, так что ему даже пришлось покинуть Вену. Во время бедствий Кокошку поддержал модернистский архитектор и публицист Адольф Лоос ( 1870-1933), к тому моменту скандально известный своим строгим дизайном и резкими полемическими высказываниями; написанный Кокошкой в 1909 году портрет этого великого пуриста запечатлел их «товарищество противоположностей» (5). Несмотря на стилистическое сходство с автопортретом Шиле (вплоть до запавших глаз), картина представляет личность совершенно другого склада. Лоос погружен в себя, сдержан, но чувствуется, как сильно он напряжен. То, чему подчинено все его существо, — это не стремление выразить себя вовне и не внешнее подавление, а, скорее, давление внутреннее. Владеющий собой во всех смыслах этих слов, он сдерживает свои импульсы с таким усилием, что его сцепленные руки, кажется, деформированы этим напряжением.

Хотите стать успешным гемблером? Начните играть в автомат 24 вулкан бесплатно, а после переходите к игре на реальные ставки.

За год до того, как портрет был написан, Лоос издал свою направленную против ар-нуво Сецессиона диатрибу «Орнамент и преступление» (1908), название которой можно было истолковать как «Орнамент есть преступление». Лоос считал орнамент не только эротическим, но и экскрементальным по своему происхождению и, хотя оправдывал безнравственность подобного рода у детей и «дикарей», заявлял, что «человек наших дней, который под влиянием внутреннего порыва пачкает стены эротическим символами, — преступник или выродок». Не случайно именно в Австрии, нареченной писателем Робертом Музилем экскрементальным именем «Какания», Фрейд в 1908 году опубликовал свое первое исследование на тему «характера и анального эротизма». Но Фрейд хотел лишь осмыслить подавление культурой анально-эротических импульсов, тогда как Лоос стремился его упрочить: «Культуру страны можно оценивать по тому, насколько запачканы стены ее уборных, — утверждал он. — Эволюция культуры — синоним очищения утилитарных объектов от орнамента». Лоос не поддерживал психоанализ — «обернувшийся тем недугом, от которого сам же собирался лечить», как заметил однажды его друг и соотечественник, критик Карл Краус (1874-1936). Но, как и Фрейду, Лоосу анальное представлялось областью хаоса и неясности, и потому он считал, что как прикладное искусство Сецессиона, так и неистовые вспышки экспрессионизма имеют экскрементальную природу. Их беспорядочности Лоос и Краус противопоставляли самокритичную практику, направленную на последовательное разделение, очищение и спецификацию всех искусств, языков и дисциплин. Не следует забывать, что Вена была родиной не только таких художников-разрушителей, как Климт, Шиле и Кокошка, но и таких сторонников дисциплины, как Лоос в архитектуре, Краус в журналистике, Арнольд Шёнберг (1874-1951) в музыке и Людвиг Витгенштейн (1889-1951) в философии (написавший однажды, что «вся философия — это критика языка»). Таким образом, в Вене уже в начале столетия мы находим оппозицию, которая имеет фундаментальное значение и для большинства более поздних направлений модернистского искусства, — оппозицию между экспрессией свободы и ригоризмом самоограничения.